положа руку на сердце

А чудеса случаются

Настя родилась в верующей семье, и родители и бабушка часто рассказывали ей о Боге, а вместо сказок перед сном девочке читали детскую Библию. Детство Насти пришлось на непростое атеистическое время. Став школьницей, она постоянно обсуждала с бабушкой услышанное на уроках. Учительница говорила, что Бога нет, Его придумали люди, а всё на Земле происходит по законам природы. Бабушка же убеждала Настю в обратном, по Библии: сама природа и её законы созданы Господом; и Он всё зрит и слышит…

Когда Настя училась в старших классах, начали возрождаться храмы, а ходить в церковь можно было открыто, не скрывая веры в Бога. В пятнадцать лет она впервые исповедалась и причастилась в храме (раньше бабушка приглашала священника домой, причём ночью, чтобы никто не увидел). Но вместе со свободой вероисповедания и Настиного взросления, к ней пришли искушения в виде множества вопросов, ответы на которые она не могла найти, а также сомнения, маловерие. В раннем детстве Настя молилась каждое утро, перед сном и даже в течение дня. В школе она, разумеется, не могла произносить молитвы вслух, но твёрдо верила, что Господь слышит каждое её слово, произнесённое в мыслях о Нём.

Потом в жизни Насти стали появляться дни без молитвы, а храм она посещала всё реже. На мамины упрёки реагировала грубо: мол, некогда туда ходить, ибо много домашних заданий, и она сильно устаёт. На самом деле она перестала видеть разницу между днём с молитвой и днём без молитвы. По сути, веру потеряла! Настя читала и слышала о разных чудесах, но многого не понимала. Почему, например, немало людей верят в Бога и ходят в храм, но просимое получают единицы? А ведь бабушка говорила, что Бог всё может; но, оказывается, не всё… Или не всем хочет помочь… В этом, как ей казалось, есть некое противоречие. И оно, проникая в сознание, уводило мысли от Бога…

Как-то Настя попросила у мамы золотую цепочку.

— Зачем тебе? — спросила мама.

— Ну, пожалуйста, — не унималась девочка, — у тебя же их три, и ты всё равно не носишь.

— А ты где будешь носить? В школе?

— У нас в классе все золото носят: кто цепочку, кто браслет, у некоторых даже колечки с бриллиантом есть. И только у меня ничего нет.

— И не будет, — категорично заявила мать. — В школу надо ходить, чтобы учиться, а не украшения демонстрировать.

В тот вечер Настя сильно расстроилась. Перед сном вместо уже не частой молитвы у неё состоялся как бы «разговор» с Богом. «Если Ты всё слышишь, почему ничего не ответить? — «спросила» Настя, посмотрев на образ Христа на стене над её кроватью. — Вот говорят, что с неба ничего не упадёт, как ни проси. Но ведь если Ты всё можешь, что Тебе стоит?.. Вот хочу я золотую цепочку, а Ты бы раз… и сбросил мне её с неба. Я, конечно, понимаю: так не бывает. Однако Ты всё можешь… Тогда я не сомневалась бы, что Ты есть, хотя я верю в Тебя, но всё же…»

Уснула Настя довольно поздно. А, проснувшись, не стала читать утреннюю молитву. «Зачем? — подумалось вдруг. — Вчера читала — день прошёл, позавчера не читала — тоже день прошёл. Разницы никакой».

В тот день из школы Настя возвращалась усталой и позднее обычного: была дежурной по классу. Проходя мимо многоэтажных домов, обсаженных каштанами, вдруг почувствовала, будто на голову «прыгнуло» что-то длинное, ползучее. Брезгливо подумалось: «Может, сорока «пошутила»? Или гусеница свалилась?» Осторожно притронулась к волосам. Странно, причёска в порядке; и зеркальце вроде подтвердило, что опасения оказались напрасными… Но, проходя через парк, вновь ощутила какой-то дискомфорт в волосах. Бросив на скамью сумку, быстро расплела косу и стала теребить волосы в ожидании неприятного «гусеничного сюрприза». Каково же было её удивление, когда Настя обнаружила красивую тонкую золотую цепочку! Правда, порванную…

Пришлось вернуться к многоэтажкам. Их балконы были пусты. «Наивно искать хозяйку порванной цепочки, если даже дом запамятовала», — подумала Настя и… вспомнила свой вчерашний «разговор» с Богом. «Он, оказывается, есть и действительно всё может! — пронеслось в мыслях. — И как теперь, придя домой, открыть дверь комнаты и поднять глаза на образ Христа?» Это действительно было непросто. И хотя произошедшее имело логическое объяснение, для Насти оно стало неким приветствием с Небес, которое развеяло её сомнения и побудило сделать первый шаг к истинному покаянию.

Когда Настя рассказала о случившемся матери, та даже не удивилась, а цепочку разрешила дочери носить в школу. В ту ночь Настя не сомкнула глаз: она непрерывно молилась, а потом ещё долго беспокоилась, простит ли её Господь, ведь страшнее всего для человека, как говорила бабушка, — усомниться в вере.

Прошло время. История с цепочкой, неоднократно рассказанная близким и друзьям, тем не менее постепенно стала блекнуть в памяти Насти. Более того, всё чаще посещала мысль, что это простое совпадение. Настя окончила школу, стала студенткой педагогического вуза. И ей вновь захотелось чуда — более серьёзного и впечатляющего. Лекции, зачёты, экзамены… В храм ходить опять не хватало времени, а нередко попросту одолевала лень. И начались новые сомнения, новые искушения.

Многие её однокурсники родились и выросли в неверующих семьях, даже не были крещены. И она видела, что их жизнь складывается лучше, чем у неё. Ей так казалось. У них водились деньги, дорогие вещи. И невольно у Насти возникали вопросы: «Если есть на свете Бог, почему Он так несправедлив? Почему Он помогает тем, кто даже не верит в Него, и не видит тех, кто старается жить по заповедям?.. Или Его всё-таки нет?..»

Однажды, возвращаясь с продуктового рынка, Настя, как делала это и раньше, заглянула в торговый центр с красивыми, но очень дорогими вещами, которые ей не по карману; но, созерцая их, утешила себя мыслью: может, когда-нибудь что-то из этих вещей будет принадлежать ей. Она вспомнила историю с цепочкой и подумала: «Попросила бы тогда у Господа не цепочку, а бриллиант, например. Сейчас бы продала, и… Хотя зачем бриллиант? Пятисот «баксов» хватило бы на всё, что здесь приглянулось… А то в «сэконд-хэнде» меня уже продавцы узнают! Впрочем, нельзя просить у Бога деньги… Но почему нельзя, если немного?..  Да и Бог всё может…» Здесь Настя не была более месяца. Та же большая лестница и множество людей, идущих по ней вверх и вниз, те же вожделенные, но недоступные товары…

Добравшись, наконец, до общежития, девушка стала разбирать свои скромные покупки. Руки дрогнули: среди дешёвых продуктов лежало несколько стодолларовых купюр. Не веря глазам, Настя пересчитала их — ровно пятьсот долларов. Девушку охватил ужас: откуда они взялись? фальшивые? кто-то подбросил?.. Не-е-ет, настоящие вроде! Настя напрягла память и поняла, как они могли здесь оказаться.

На лестнице, по которой она поднималась в торговом центре, стояло несколько человек восточной внешности; они громко спорили на своём языке и считали деньги, мешая снующим туда-сюда покупателям. Настя, проходя мимо, кого-то из спорящих задела сумкой, извинилась, однако, похоже, её извинений не услышали… Когда она, полюбовавшись, как музейными экспонатами, вожделенными, но «непокарманными» товарами, возвращалась обратно, то на лестнице, увидела тех же смуглых людей, но один из них лежал в луже крови, в окружении медиков и милиционеров. Видимо, произошла драка. Только теперь, в общежитии, Настя поняла причину поножовщины: именно в её сумку упали доллары, которые отсчитывал один из парней, когда она проходила мимо. Поскольку этого никто не заметил, горячие парни и стали, вероятно, обвинять друг друга в исчезновении денег.

«Что же делать? — думала Настя. — Отнести их в милицию и рассказать о случившемся? А вдруг меня обвинят в краже?» Девушка вспомнила, о чём думала, стоя у витрины торгового центра, и содрогнулась: значит, Господь слышит даже мысли человека. Ведь говорят: «Мечтай осторожно: ты можешь это получить»…

Деньги Настя никуда не понесла; она оставила их в торговом центре, а некоторые вещи её мечты были уже не в витрине, а в Настиной комнате.

О произошедшем девушка рассказала маме и другим близким лишь через два года, боясь, что её обвинят в краже или сочтут за сумасшедшую. А пока она стала чаще посещать храм, находила время для утренних и вечерних молитв, в её душе поселился страх Божий, которого раньше, как теперь она поняла, не было, и она чувствовала, что её вера в Господа крепнет с каждым днём…

Но… снова эти сомнения. «То, что имеет логическое объяснение, нельзя считать чудом, — решила она. — И вообще, не стоит жить в ожидании чуда и в надежде, будто где-то там, наверху, кто-то всё за тебя сделает; надо смотреть на вещи трезво». Настя давно поняла, что жить на стипендию сложно, тем более так, как хочется, а просить деньги у родителей уже стыдно. Надо искать работу, и Настя стала просматривать объявления о вакансиях. Но поиски не дали желаемого результата: то место уже занято, то неподходящий график, то очень тяжёлая работа. Да и не определилась ещё Настя, какой род занятий ей по душе и способностям. Наконец, поразмышляв, она разместила своё объявление, чтобы работодатели звонили сами: это увеличит шансы и сэкономит время. К тому же работа должна быть совместимой с учёбой в педагогическом вузе. «Не попробовать ли няней в семье?..»

Однако и тут всё оказалось не просто. По объявлениям, конечно, звонили; но спрашивали о возрасте, опыте работы с детьми, рекомендациях и, получив ответы, вежливо прощались. Так продолжалось довольно долго и… безуспешно. Решив, что уже ничего не найдётся, Настя перестала давать объявления, и две недели по работе ей не звонили.

Как-то Настя проезжала автобусом мимо строящегося храма. По этому маршруту она ездила часто, но почему-то раньше не обращала на него внимания. А тут вдруг подумала: «Вот если бы Бог помог мне найти работу, я бы часть заработка отдавала на строительство храма»… Весь вечер мобильный телефон Насти не умолкал: от предложений работодателей не было отбоя. «Что происходит? — недоумевала она. — Две недели полного молчания сменились таким ажиотажем!» Одну из позвонивших женщин она спросила: «Где вы нашли мой телефон?» Та ответила: «Я не искала, просто покупала продукты на рынке, их завернули в газету. Пришла домой, развернула, увидела ваше объявление и решила позвонить. Услуги няни нам постоянно не нужны, за ребёнком бабушка присматривает, но иногда и ей отдохнуть надо. Хотелось бы, конечно, человека поопытнее взять, но ведь это дорого будет…»

Вскоре Настя стала присматривать за двухлетней девочкой. Не самый интересный возраст, зато дом, где жили её родители, расположен близко, прямо напротив университета, и Насте не надо было поглядывать на часы во время занятий.

О своём обещании Богу она помнила и с первого рабочего дня стала откладывать деньги для строящегося храма. Через несколько месяцев сумма получилась приличная. Самое время исполнять обещанное… Играя со своей воспитанницей в мяч, Настя подумала: «Зря я, наверно, тогда пообещала. Может, и работа бы нашлась, и денег у меня сейчас было бы больше. Жалко отдавать такую сумму!». В этот момент расшалившаяся девочка бросила мяч своей няне, но неудачно; он задел хрустальную вазу, стоявшую на телевизоре, которая грохнулась на пол и, расколовшись, ощетинилась острым сверкающим клинком. Малышка, пытаясь поймать отскочивший мяч, зацепилась за ножку стола и с размаху упала; её головка оказалась буквально в сантиметре от страшного осколка вазы…

Настя поняла в тот день, что Бог не только всё видит и слышит, но и всё помнит. А назавтра она передала на строительство храма собранные деньги и… цепочку, «сброшенную с Небес»…

Ныне Настя — прихожанка этого храма. Здесь она с мужем венчалась, здесь же крестила двоих детей… Потом отпевали её старшую сестру, погибшую в автокатастрофе. Смерть сестры Настя восприняла не так трагично, как другие родственники. «Мы не потеряли её, — объясняла она. ─ Она просто будет жить вдалеке от нас. Мы провожаем её в иной мир, где её встретит Господь»…

Настя уже давно перестала сомневаться в том, что Он есть.

Елена ГУЛИДОВА

Поделиться с друзьями: