положа руку на сердце

А ведь я любил её

— Ах, отец Константин! Исповедуй меня. Ты отпускаешь мне грехи. Ты знаешь, что похоронил я свою благоверную уж несколько месяцев назад. И не было душе покоя.

Вот приду домой и вижу — не прибрал одну её кофту. И висит она на спинке стула, и хранит движение жены. И сердце как закололо, что сел и еле дышу. И всё-всё в доме напоминает о ней. То раскрытая книжка с закладкой. То зеркальце. То конфетка. То её любимая чайная кружка. Ужас! Везде — она. А её сестры никак не заберут вещи.

Но Бог творит большое дело. Сердце отошло после причастия.

Сейчас живу в домике в Солотче. Со мной живут школьники — внучки. Послушные ребята. Что скажешь, то и делают. У меня-то детей не было, а я их так люблю! Молчу и любуюсь на них.

Вот баян достал. Песни стал снова петь. И даже придумал новые. Это, слышь, песня про старушек. У нас в районе старушки гуляют со шведскими палками. И я купил такие же палки, и стал ходить. Здороваются. Я осмелел и читаю им стихи:

Идут, идут, навстречу бабульки.

Несут, несут бабульки в карманах пилюльки.

А ведь я любил её

Ругаются и смеются.

Пошёл в магазин, а там продавец мне скидки делает. Я и ей стихи:

Вышли старушки покурить.

Сидят-сидят. Сигаретки теребят.

Она тоже ругается и смеётся:

— Не к лицу тебе такие песни петь!

А что? Я и жене всё время пел. А она была учительницей и бранила меня. Думала, что баян — это не культурно. А я над ней ёрничал и шутил. А она серчала.

И ты знаешь что, отец Константин? Только теперь я понял. Хоть мы и шпыняли друг друга… А ведь я её очень любил, и она меня очень любила.

Хотел что-то сказать ещё, но промолчал.

И не надо…

А ведь я любил её

Иерей Константин КАМЫШАНОВ

Поделиться с друзьями: