положа руку на сердце

Давайте дарить радость друг другу!

— Многие уверены, будто связь с теми, кого мы любим, не исчезает даже после их ухода, — говорит белорусская певица Анастасия Тиханович, отвечая на мой вопрос о тоске по отцу. — Это то, что я чувствую сейчас, и в этом очень помогает осознание присутствия Бога. Мне сложно понять, как без веры можно пережить подобные ситуации. Ведь если нет веры, тогда, получается, вся жизнь — путь в никуда, путь, лишённый смысла…

Настя Тиханович: Давайте дарить радость друг другу!

Я познакомился с Анастасией в начале весны в студии народных артистов Беларуси Ядвиги Поплавской и Александра Тихановича. Мы пили кофе и разговаривали о творчестве, вере… о жизни, которая наступила после того, как отошёл ко Господу её папа (28 января 2017 г.). В церковном календаре (можно так сказать) это особый день — день начала недели тишины. 27 января было отдание праздника Богоявления (закончилось Крещение), а через неделю (5 февраля) уже начало подготовки к Великому посту — Неделя о мытаре и фарисее.

— Смерть — один из процессов жизни, — говорит Анастасия. — В Евангелии сказано: «Всё могу о укрепляющем мя Иисусе». И действительно это так, всё возможно с Богом пережить. Конечно, самое сложное — довериться Его воле, потому что мы привыкли доверять себе. Но есть моменты, когда нужно всё отдать в руки Божии. Написано ещё: «Будьте как дети». Ребёнок ведь всё воспринимает на веру, ему не нужны доказательства того, что чудо существует. А почему мы, взрослея, теряем это ощущение?

Сейчас в моей жизни происходят переосмысление многих вещей, переоценка отношения к жизни вообще. И это вызвано не очень радостными обстоятельствами — фактом, который пришлось принять. Но как бы ни было тяжело, нужно помнить: есть Пасха — праздник, говорящий, что смерти нет, что Бог победил смерть.

Мне кажется, каждый человек рождается на Земле с каким-то своим сообщением, написанным в сердце. Не всегда мы о нём знаем, но должны его обнаружить и, обнаружив, не закопать, а приумножить Богом данные таланты, рассказать о них миру, чтобы с их помощью привнести в жизнь ближних некие важные вещи. Это происходит и посредством работы, служения, общения с теми, кто рядом. И я уверена: у этих сообщений один лейтмотив — нести прекрасное.

Сейчас в моей жизни происходят переосмысление многих вещей

А самое прекрасное — это любовь?

— Да, но нужно понимать, что любовь — не просто чувство к человеку, профессии, родине, а состояние души, и в нём нужно находиться постоянно. У меня был прекрасный пример перед глазами — отец. Мне кажется, что он в своей жизни научился непрестанно пребывать в состоянии любви. Для нас он остался генератором любви, примером, как не нужно делить людей на хороших и плохих, а ко всем относиться одинаково.

А что в творческой жизни происходит?

— Я прислушиваюсь к своему сердцу, пытаюсь идти за ним, и оно ведёт меня по пути большого вдохновения. Это и песни, и концерты, и интересные проекты… То, что происходит сейчас, — наш тур «О главном» с замечательной певицей Алёной Ланской по городам Беларуси. Первый концерт состоялся 19 марта 2016 года в Логойске. Мы посетили множество уголков нашей родины. С помощью песен и общения со зрителями мы пытаемся выяснить, что же главное в жизни.

По какому принципу отбирается репертуар? И вообще, о чём вы хотели бы спеть?

— Как-то я услышала такую мысль: «Исполнить песню — всё равно что рассказать историю…» Потому хотелось бы, чтобы каждое новое произведение было с интересной историей. А как я их выбираю? Когда в стихах узнаю себя, когда музыка трогает моё сердце, когда история говорит о главном. Ну что такое песня, зачем она нам нужна? Человек слушает композицию и получает определённый заряд позитива от благозвучия, смысла. Человеку становится радостно, улучшается настроение. Песня — это друг. Ты слушаешь историю, которая, возможно, произошла и с тобой, и понимаешь, что не одинок, а есть на свете ещё кто-то, кому знакомо происходящее с тобой.

Меня в церковь водила бабушка Катя, папина мама

Помните свой первый приход в храм и ощущение, что Бог есть? Когда это было?

— Это случилось в далёком детстве. Меня в церковь водила бабушка Катя, папина мама. Но, кажется, в детстве несколько иное ощущение, чем потом у взрослых. Я очень хорошо помню момент в минском кафедральном соборе в Варваринском приделе, где совершается исповедь. Когда я смотрела на происходящее, мне было страшно, будто видела суд Божий. Это теперь понимаю, что ничего страшного не происходит, а, наоборот, радостно, когда люди просят друг у друга прощения, когда священник читает разрешительную молитву. И мне кажется очень важным, перед тем как подойти к батюшке, повернуться ко всем и сказать: «Простите меня, грешную». Мы ведь не знаем, чем и как связаны с тем или иным человеком. Нам иногда кажется, будто это незнакомец, а потом выясняется, что мир тесен, ведь, как пел папа, «Перед небесами все равны, все мы сёстры, все мы братья…» Присутствие в жизни Бога, регулярное участие в таинствах Церкви у меня не вызывали (тем более сейчас не вызывают) чего-то сверхъестественного. Это — православная жизнь. Мои бабушки, дедушки были ею воспитаны и передали «наследие» своим детям, моим родителям, а они дальше передавали нам, я передаю своему сыну Ивану. У меня не было недоумения, что вдруг появился Бог. Он был всегда. И будет всегда.

Кстати, а как сын относится к Церкви?

— Мы его крестили на восьмой день после рождения. Для меня это было очень важно. Ребёнок маленький, а я, молодая мама, очень волновалась, не хотела ждать полгода, год… Мне нужно было все вопросы решить сразу. Таинство совершал отец Игорь Латушко. Когда сыну исполнился месяц, мы его отнесли на причастие, и с тех пор Ванюша (сейчас ему тринадцать лет) практически каждое воскресенье ходит на службы. Когда мы были младше, то ходили в воскресную школу при храме во имя благоверного князя Александра Невского в Минске, прихожанами которого являемся.

А почему вы выбрали Православие? Мама ваша, знаю, из католической семьи.

— Мама несколько лет назад перешла в Православие, её душа потянулась к Православию, несмотря на то, что она из католической семьи (так же сделала и её тётя; после смерти мужа ей хотелось быть ближе к нему, молиться за православного супруга, причащаться). Я вообще не люблю разговоры о межконфессиональности, не понимаю, почему в некоторых храмах в категоричной форме отказываются принимать записки о католиках. А вдруг этому человеку в данный момент очень нужна молитва? Может, я не права, но мне кажется, что человек сам несёт ответственность за то, какие имена подаёт.

Папа никогда не оказывал давления на других людей

На решение вашей мамы о переходе в Православие папа влиял?

— Он никогда не оказывал давления на других людей, не говорил: «Значит, так, на молитву стройся, в храм собирайся…» Он просто жил с огромной любовью к тем, кто его окружал…

Анастасия, как вы считаете, гордыню и самолюбование сцена подпитывает?

— Я бы не сужала эти грехи только до сферы деятельности творческих людей. Безусловно, среди публичных персон есть такие примеры, но на самом деле состояние гордыни присуще каждому человеку. Я когда-то поняла: гордыня — это то, что мешает идти дальше. Если есть какая-то преграда в жизни к созиданию, милосердию, справедливости, любви, то надо подумать, не гордыня ли эта преграда, ибо многие неправедные поступки в отношении других людей или самих себя мы совершаем лишь потому, что злой карлик горделивый в нас начинает орудовать. И если мы даём карт-бланш этому карлику, то он потом руководит нами и нашей жизнью; но стоит обратиться к прекрасным справедливым богатырям, которые нам тоже даны внутри, то без труда выйдем на верный путь.

Мне кажется, Бог разделяет человека и поступок, совершённый человеком, хотя, конечно, это не избавляет нас от ответственности за свои действия. Вот, например, мужчина — добрый, хороший, но… алкоголик. Ну есть у него такая страсть, беда, болезнь — химера, прицепившаяся к душе, и с этой химерой самому человеку сложно бороться. Гордыня — та же химера. И надо понять, что если мы дружим с ней, то выбираем неэффективный путь, который ни к чему хорошему не приведёт.

Семья Александра Тихановича

Бывает иногда тяжело принять мнение другого человека. А почему? Да хотим ощутить превосходство, доказать, что «лучше знаем»; но, видя соринку в глазу брата, не замечаем бревна в своём глазу. Однако как мы относимся к другому человеку, что думаем о нём, — то же думаем и делаем по отношению к себе. Не всегда это легко понять, ведь многие люди эмоциональные, вспыльчивые. Я, например, часто злюсь, но знаю: своё состояние можно (и главное — надо!) контролировать, с этим грехом нужно бороться. И найти мир помогает исповедь. Иногда исповедуешься и каешься в одном и том же, ибо не получается сразу от худого избавиться. Выходит, всё следует начинать заново, и ты задаёшься вопросом: «А зачем, если нет динамики?» Но тут вспоминается рассуждение одного знакомого священника: «Ты же выметаешь сор из квартиры регулярно? Понятно, что мусор образуется опять, и чем чаще ты будешь подметать, вытирать пыль, тем чище будет в доме. А если не убирать в жилище год, — что с ним будет? Так и душа — наша светлица — нуждается в уборке».

Да, мы часто ленимся, падаем, но ведь никто не мешает встать, отряхнуться и идти дальше. Не исключено, опять споткнёшься на том же месте и даже упадёшь. Но рано или поздно наступит момент, когда ты, перед тем как споткнуться, всё-таки подумаешь: а может, пойти другим, верным, путём, забыв измочаленную поговорку «Чему бы грабли ни учили, но сердце верит в чудеса»? Я постоянно об этом себе напоминаю перед Таинством Исповеди, по примеру своего папы, который фактически каждую неделю так поступал. И когда подходишь к аналою с крестом и Евангелием осознанно, то чудесным образом являются помощь и чувство свободы.

Свобода… Мир воспринимает её по-другому, он иными методами борется за независимость. Что вы думаете по этому поводу?

— Очень хорошо сказал в своём интервью актёр Пётр Мамонов: «Спаси себя, и хватит с тебя». Злободневная фраза, ведь мы зачастую вмешиваемся в чужую жизнь, пытаемся что-то изменить в других, навязать своё мнение; действуем на глобальных общественных уровнях, но не задумываемся над тем, что у нас самих творится внутри, в нашей маленькой квартире. Я тихий человек, занимающийся своим делом, приносящим радость окружающим. Хотя это сложно — принести ВСЕМ радость! Но нужно стараться, чтобы твоё существование на земле не было напрасным. Как ведь здорово: кто-то пришёл и уделил тебе внимание, потом ты пришёл и уделил внимание ему! От этого душа наполняется светом. Почему бы нам не быть людьми, несущими этот свет? Зачем нам пустые разговоры, агрессия? Тяжело жить, когда указательный палец направлен от себя: «Ты не то; это ты виноват; всё из-за него, из-за них…» А давайте попробуем повернуть его на себя! Тогда всё станет на свои места, и мы начнём управлять процессом, а не процесс — нами.

Почему бы нам не быть людьми, несущими этот свет?

Анастасия, если бы сейчас была возможность сказать что-то отцу, глядя в глаза, может быть, прощния попросить, что бы вы сказали?

— Слава Богу, я всё успела ему сказать. Мало того, наше общение с ним продолжается, ведь у Бога все живы. Но если кто-то не успел своему родному человеку сказать что-то важное, — не надо отчаиваться и заниматься самобичеванием; именно через Церковь мы можем находить связь с нашими усопшими сродниками, молиться о них, и, я думаю, они тоже могут ходатайствовать о нас. Всё можно исправить во время разговора с Богом на исповеди. Лучше проявлять любовь к человеку не тогда, когда он ушёл, а пока он рядом, чтобы потом не терзаться о недосказанном, недоделанном, недопрощённом...

Папа при жизни много молился за своих друзей, близких. И за недоброжелателей — тоже. Надеюсь, что это продолжается, что ничего не изменилось.

Беседовал Димитрий АРТЮХ

Поделиться с друзьями: