положа руку на сердце

Две сестры

Две сестры

– …О! Письмо от Оксаны! Мака «щёлкнула» курсором по «конвертику». Её двоюродная сестра-москвичка писала редко, но метко. Зато звонила по праздникам и время от времени подкидывала сотню долларов на бесконечные текущие нужды. Между ними были четыре года разницы, несхожесть менталитетов и интересов, визовый режим и две тысячи километров. Тем не менее, сёстры дружили.

Письмо начиналось так: «Макушечка! (Адресат поморщился. Ох уж эта русская любовь к ласкательным суффиксам! Но глаза бежали дальше по строчкам): У меня новый друг! Пока живём без росписи, присматриваемся. Вася очень клёвый. Маманя моя его приняла, хотя без особого восторга. Если всё сладится, то через год распишемся и подумаем о «бейбиках». Сама знаешь, возраст подпирает. Как там у тебя на личном фронте? Чмоки. Оксана».

Мака задумалась. Привести к себе домой парня, пусть даже и очень клёвого, и жить, проверять чувства на прочность, – не укладывалось в голове. Этого не поймут ни мама, ни соседи.

Написала культурный ответ: «Рада за тебя. Для меня как человека верующего такое неприемлемо. Я хочу христианского брака дождаться. Новостей особых у меня нет. С работой – мёртвый сезон, но на еду есть. Ничего не присылай».

Две сестры

Письмо Оксаны запало в душу. Вот живёт человек, не заморачивается, пока Мака тут в духовных поисках и вечных вопросах копается. А времечко тикает, никого не ждёт. Потому решила Мака систематически просить Матерь Божию о женихе, с которым можно посты держать и быть единым целым. Сформулировала себе список качеств: перво-наперво, чтоб верующий, потом – альтруист, у которого материальные ценности были бы на третьем плане, ну и, обязательно, – тихий и скромный. Внешность – без разницы, и профессия тоже – как получится. Но жилплощадь обязательна. К себе приводить – где это видано?..

Прошло какое-то время, и – удивительно, но факт: именно такой кандидат явился – не запылился.

Встречались они недолго, тем более у просимого жениха оказалось полное совпадение целей и представлений о невесте. Важа разоткровенничался: давно, мол, мечтал о невесте – обязательно верующей, тихой, экономной, чтобы можно было при ней говорить и говорить, а она бы слушала и слушала.

Словом, оба решили – это их по молитвам Господь соединил, и нельзя пренебрегать волей Божией. Второго подобного шанса может и не быть.

Вскоре Мака рапортовала Оксане, что она и раб Божий Важа обвенчались и перешли вить семейное гнёздышко на территории новобрачного. Оксана ради такого эпохального события срочно выслала 200 долларов и коротенькую приписку к коду в банке: «У меня все “окей”. Васенька мне ремонтик провернул. Зовёт мою маманю по отчеству. Одно плохо – пьёт иногда. Но работу при этом не пропускает. Ответственный. Я всё взвесила. Скоро распишемся. Целую».

Две сестры

Мака восприняла эту новость философски. У самой голова пухла от первых казусов семейных будней. Выяснилось, что вымоленный супердуховный супруг не читал утреннего и вечернего правила, не имел духовника, курил по пачке в день, пьянел совсем неподобающе кавказцу от одного стакана вина и, самое главное, не спешил работать. Правда, оставался милым, тёплым человеком, любящим порассуждать о высоких материях и к месту процитировать святых отцов. Но «самосовершенствование», о котором Важа любил поговорить за стаканом пива под бурчание телевизора, к его жизни имеет самое отдалённое отношение.

Это были только цветочки. Возникла проблема с чадородием. Важа провёл бурную молодость, и Маке пришлось таскать его по врачам и корректировать последствия былых загулов, иначе на желанном ребёнке пришлось бы поставить жирный крест.

Оксана писала от случая к случаю: «Расписались. Бросила курить. Хочу родить здорового ребёнка. Вожу Васеньку к психологу лечиться от “буханья”. Прогресс налицо».

Похоже, сёстры проходили один и тот же маршрут, только в противоположных направлениях.

Оксана писала, что жить не может без своего Васи. Мака всё яснее осознавала: её «богоданный» супруг – не тот человек, с кем надо было связывать свою жизнь. Этакий мистер безответственность, который не в состоянии заботиться даже о себе, любимом, на должном уровне. А о других заботиться – для него ноша непосильная.

Важа, со своей стороны, находил в жене всё больше и больше минусов. Недовольна, что имеет мужем такого золотого человека, как он. Постоянно зудит о работе и навевает скуку.

Две сестры

Тут ещё подключилась тяжёлая артиллерия с обеих сторон – тёща и свекровь. Каждая считала, будто её чадо страдает непомерно и заслуживает лучшей доли.

В итоге Важа подал бумаги на развенчание: «Не вынесла душа поэта позора мелочных обид».

У московской пары родился мальчик. Потом следом звонок и радостный голос:

– Макуся, мы Ивана покрестили.

– Ты ж неверующая! – удивилась Мака такой прыти.

– Ну и не атеистка, – парировала сестра. – Что ж мы, не люди? Мне батюшка сказал привести Ванечку, ну как это, слово такое…

– Причащать.

– Во, точно. Ты ж знаешь, я – человек обязательный. Ни одной прививки не пропустила. У меня всё в срок: и обед, и остальное. Пошла я туда в первый раз, платок нацепила. Всё путём. На службе постояла. Красотища, я тебе скажу! И поют суперски. Теперь мы с Васей думаем венчаться.

Мака слушала щебет сестры и думала, что у Бога на всех свои планы и своё время.

Мария САРАДЖИШВИЛИ

 

Поделиться с друзьями: