положа руку на сердце

Кислый виноград

Кислый виноград

Пришли как-то монастырские братья к авве Артемону жаловаться на послушника Елиму, который их праздными разговорами искушал.

— Это невозможно терпеть! — гневался один брат, — только я в келье затворюсь, чтобы Богу помолиться, как тут же Елима наш приходит. Да ладно бы по делу! А так, сядет у порога и начинает рассказывать, какое сегодня небо хмурое, каких птиц он на крыше видел, о чём другие братья разговаривали… И так каждый день, отче! Сегодня прогонишь его, а завтра он как ни в чём не бывало опять приходит!

Авва печально покачал головой и спросил юного послушника:

— Правду ли твой брат говорит, Елима?

— Правду, отче, — без смущения признал тот, — каюсь, грешен я. Никак сию страсть побороть не могу. Молюсь Господу, чтобы избавил меня от неё, но Бог не внемлет…

— Авва, ты скажи ему, что есть вещи, которые человек сам должен преодолевать, — возмутился другой брат, — А то хорошо устроился: сам трудиться не хочет, а только чудес от Спасителя ждёт!

Кислый виноград

И снова авва Артемон обратился к своему послушнику:

— Так ли это, Елима, что ленишься сам со своей страстью бороться?

— Нет, отче. Тут уж моя совесть чиста. Я борюсь, но пока ничего не выходит. Хочу не грешить, и не могу! Наверное, придётся братьям смириться и немощи мои носить по слову Христа.

Вздохнул старец и пошёл в глубь виноградника, где он любил прятаться от дневного зноя. Иноки двинулись за ним, недоумевая, куда он их ведёт. Вскоре авва остановился у самого чахлого растения, которое уже несколько лет не позволял выкорчевывать, и улыбнулся:

— Вот тебе, Елимушка, лекарство от твоей страсти. Каждый раз, когда захочется тебе поговорить, срывай эти ягоды, да вкушай, пока желание болтать не исчезнет.

— И всё? — обрадовался Елима.

— Не палками же бить тебя, — пожал плечами старец — Жуй ягодки да помалкивай.

Кислый виноград

Осмелел молодой послушник и дерзнул сделать своё наказание ещё легче:

— Отче, а можно мне с других растений плоды вкушать? А то здесь они очень кислые!

— Вот этого делать нельзя, — засмеялся авва Артемон.

Разошлась братия, а Елима принялся собирать ягоды. Наверное, поговорить ему очень хотелось…

День прошёл, другой. Потом и третий минул. Иноки тем временем облегчённо вздохнули: никто их больше от богоугодных дел не отвлекает. Молодой послушник же всё время проводил в винограднике. Наконец, на четвёртый день вернулся Елима в свою келью и словно подменили его: слова лишнего не скажет, ни к кому в гости не приходит, и даже к себе не зовёт! Подошёл к нему после службы авва Артемон и спрашивает:

— Как же так, Елимушка? Ты ведь говорил, что не можешь не грешить. А мне братья сказали, что поборол ты страсть…

Кислый виноград

— Ах, отче! — воскликнул послушник — От твоего кислого винограда у меня сначала оскомина появилась, потом живот заболел, а на третий день так худо стало… Перестал я, в общем, пустословить! И не буду; только бы мне этот кислый виноград больше не есть!

— Вот оно как, — пробормотал старец, — значит, может человек страсть побороть, если захочет?

— Может, отче, — смущённо ответил послушник.

И пошли они гулять вместе. Каждый молча молился, славя Бога. Благодать, да и только! Правда, когда до виноградника дошли, Елима в келью решил вернуться. Мало ли, вдруг старец, ещё какой-нибудь грех в нём найдёт…

Наталия КЛИМОВА

Поделиться с друзьями: