положа руку на сердце

Неслучайные случайные встречи

Данная история имеет свою предысторию, растянувшуюся почти на 35 лет. Вся та кутерьма с вопросом о том, пишу ли я стихи, началась в далёком 1982 году. Я только приехала работать на Свислоччину, а незнакомые люди частенько стали донимать меня вопросом подобного содержания. Я же в недоумении лишь пожимала плечами. А что оставалось делать? Стихов я не писала, да и вообще целью подобного рода никогда не задавалась. Вот проза — другое дело!

Этот странный вопрос всплыл снова, когда я пришла работать в «районку». Моя коллега время от времени заинтересованно пыталась выяснить, не пишу ли я стихи. Вот напасть!

— Никогда не то что не писала, даже и не думала об этом, — примерно так отвечала всем любопытствующим.

Но неожиданно меня осенило: а ведь в журнале «Работніца и сялянка» я как-то видела стихотворение за подписью Валентины Хамчук. Большое. Содержательное. Читала. Ну и что же?! Чужая слава меня никогда не трогала, да и предательского желания примазаться к ней тоже не возникало.

А однажды в редакцию пришёл мужчина. Он хотел увидеть Валентину Хамчук и поговорить с нею, расспросить про житьё-бытьё, ведь они когда-то были хорошими соседями, но больше всего его интересовала судьба её брата Василия, моряка. Я, сама не зная почему, встала из-за стола. И… по выражению лица вошедшего поняла: Валентина та — да не та. Просто так получилось, что фамилия и имя полностью совпали. Только и всего. Теперь уже у меня пробудился интерес: кто же она такая — моя тёзка-однофамилица? Время шло, а вопрос не решался, так как толком никто не знал о своей землячке ничего вразумительного. Но велика сила Промысла Божиего. Телефонный звонок и вопрос: «Как поживаешь, Валентина?» — «Вашими молитвами, Нина Семёновна». И… из телефонной трубки, как из рога изобилия, радостной волной стал выплёскиваться рассказ о житейских делах и планах. Мне стало понятно: меня в который раз перепутали с той, которую я сама хотела бы лицезреть.

— А раз ты её ищешь, так поезжай в Барколабово, — прозвучало в ответ.

— Куда? Да и где это?..

Неслучайные случайные встречи

Подсказал интернет, а я легка на подъём. И вот она, долгожданная встреча. Теперь точно знаю, что между нами, Валентинами, нет ничего общего. Да и фамилия у неё уже другая, а если быть точной — была. Теперь у неё — имя. Монахиня Августа… Она очень внимательно меня выслушала и сразу же предупредила, что фотографироваться не будет, объяснив просто: «Я умерла для мира».

— Вы человек творческий, поэтесса. Хоть пару слов, — с мольбой посмотрела на ту, которую так долго искала.

Монахиня Августа ещё раз пристально глянула на меня…

— Писать я начала рано, а осознанно где-то в 4-ом классе. Нравилось. Получалось. В школе писала, в вузе тоже. И даже тогда, когда работала корректором в журнале «Маладосць». Писала в основном на «роднай беларускай мове». И всегда испытывала огромную радость и неиссякаемое вдохновение от творческого процесса. Потом написала книгу рассказов. Всё написанное отправляла в Москву, а там переводили на русский и готовили к изданию. И уже в Москве стал решаться вопрос о принятии меня в Союз писателей…

Моя собеседница на минуточку замолкает. Мне кажется, что эти воспоминания даются ей нелегко. Зачем ворошить «дела давно минувших дней»? Но, тихонечко вздохнув, она продолжала:

— Однако я постоянно отказывалась от данного предложения, потому что тогда надо было бы жить по принципу «ни дня без строчки». Такое правило мне не подходило — я была немного ленивой, да и творчество не хотела превращать в ремесло. В будни. Поэзия — это праздник души. А моя душа рамок не терпела. А тут распался Советский Союз…

— А?..

Предвосхитив мой следующий вопрос, мать Августа продолжала:

— У меня неожиданно изменились планы на жизнь, изменилось и само отношение к жизни, полной суеты и бессмысленности. Я вдруг поняла, что самое главное для меня — покаяние, ведь я человек православный и всегда и во всём вижу Промысел Божий. В своих переживаниях-раздумьях ещё больше пришла к вере. Мне запомнились слова одной нашей прихожанки, легли на сердце — «заплаканные глаза лучше видят Бога». И как же с ней не согласиться!?

Неслучайные случайные встречи

Я ещё несколько раз бывала в обители, в этом Богом любимом райском уголке Восточной Беларуси. Всё также мирно протекает жизнь в монастырских стенах, всё также усердно молятся насельницы перед чудотворной иконой Божией Матери. Среди них и мать Августа. Она по-прежнему сосредоточена и молчалива. Лишь раз её лицо озарила светлая улыбка, когда попросила меня заменить догорающие свечи новыми. Я сделала так, как обычно делают здесь: затушила небольшим огарком. Иначе нельзя. Копоть будет постепенно оседать на иконах.

Монахиня Августа… Добрая, приветливая, с чистой детской улыбкой, но все эти качества видны только при разговоре, а так — монахиня, закрытая, отрешённая от мира сего, с одной мыслью о Боге. Она очень обрадовалась, узнав, что я из Свислочского района, что о ней ещё кто-то помнит в тех краях, и просила передать землякам поклон… А от себя добавлю, что моя тёзка очень миниатюрная, хрупкая, настоящая куколка. Даже в чёрном облачении она хороша собой.

Валентина ХАМЧУК

07.12.2018

Поделиться с друзьями: