положа руку на сердце

Положа руку на сердце

       *     *     *

Пред входом в Царство Божие

Стоят богач и бедный:

Такие непохожие —

Как золотой и медный!

Богатый — в одеянии,

Сверкающем, как злато,

А нищий — в покаянии,

На рубище — заплата...

Богач сказал убогому:

"Пусты твои надежды

Войти во Царство Богово

Без праздничной одежды..."

Но эти речи бренные

Глас Ангела нарушил:

— Тела, одежды — тленные,

Мы принимаем — души!

 

       *     *     *

Странник встретился в пути —

В рубище, с котомкой.

"ПРАВДУ где могу найти?" —

Вопросил я громко.

— Правду?.. Ах, мил-человек, —

Огорчился странник, —

Не найдёшь её вовек,

Правда здесь изгнанник.

И у каждого своя —

То ль в душе, то ль в славе,

То коварна, как змея,

То в сермяжной яви...

"Сведай ИСТИНУ ты мне,

Как насущность в хлебе..."

— Правду ищут на земле,

Истину — на Небе!

 

       *     *     *

Скромность робка, миловидна,

Гордость красива, смела,

Скромности в обществе стыдно,

Гордость в толпе расцвела.

Скромность грустит у порога,

Гордости залы тесны...

Скромность — союзница Бога,

Гордость — сатрап сатаны.

 

       *     *     *

...И ближний сделал мне добро —

Дай, Боже, памяти об этом

И позабыть, как я давно

Помог ему в темнице светом!

 

       *     *     *

В храме пусто — время слышно,

Только у паникадил,

Словно памятник, недвижно

Человек застыл один.

Было дело: как-то "сводня"

Я назвал его, браня,

И забыл о нём. Сегодня

Он молился... за меня!

 

       *     *     *

Снова невзгоды кружат над тобой,

Как выпускные экзамены.

Я возлагаю с душевной мольбой

Крестное зна́менье.

В сердце твоём разливной соловей

Соло чеканит небесное.

Делаю вновь я десницей своей

Зна́менье крестное...

 

       *     *     *

Посеребрилась — в тридцать пять,

Чело пометили морщины,

Глаза отчаялись сиять,

Ушли любимые мужчины.

Она взмолилась: "Боже мой!.."

Теперь поёт в церковном хоре,

В душе — Божественный покой,

Сменивший призрачное горе.

Ей будто снова двадцать пять,

И красота земная с нею,

В очах сиянья не объять...

Благочестивые юнеют...

 

       *     *     *

Пылает осень

И в сорок восемь,

И в девяносто —

Дожить бы просто!

Дожить достойно —

Почить пристойно.

Под Божью просинь

Пылает осень...

  

       *     *     *

Впервые он ступил на паперть —

В семье бездушный изувер,

Для доброты надёжно заперт,

Гордец, хулитель и невер.

Вошёл под своды вековые...

И тут, в сияющей тиши,

Он ощутил в груди впервые

Доброточение души!

 

       *     *     *

"У страха глаза велики..."

А разве сей страх не от Бога?

Ведь морю не быть без реки,

Без тропки нужна ли дорога?..

Раскинулся жизни алтарь,

Где тропы — аншлаг бездорожья

В извечную истину-даль...

Тропа — это заповедь Божья.

 

       *     *     *

Декабрь, бесснежье, дух весны...

Нет, не весны — Дух Божий,

И мне сияют чудо-сны —

На благодать похожи.

За жизнь спасибо, Бог Отец,

Бог Сын и Бог Дух Святый!

Я принял сердцем сей венец —

Святой он или клятый...

Декабрь, бесснежье, дух весны...

Нет, не весны — Дух Божий,

И мне сияют чудо-сны —

На благодать похожи.

 

 

       *     *     *

Я верил в здравый смысл и совесть,

В добро, достоинство и счастье,

Писал свою мирскую повесть

И в ясный день, и в ночь-ненастье.

Я слышал благовест высокий,

И пошлой жизни пафос низкий,

И Божий глас — такой далёкий! —

И клич гордыни — очень близкий.

Мои следы — в миру жестоком,

Но сердце бередит тревога:

Без веры дышит мир пороком —

Ведь грешно всё, что не для Бога!

 

       *     *     *

Она сияет шёлком честности,

Пылает пурпуром стыдливости;

Над ней венец душевной вечности

И столь желанной Божьей милости!

Она безропотно невестилась,

И вот плывёт уж в сане матушки:

Бог милосерден — с милым встретилась,

Теперь пойдут, пойдут ребятушки!..

 

 

 

       *     *     *

Внук приложился к иконе

Матери Божьей с Младенцем —

И с табуретки, как с пони,

На пол трёхлетним коленцем!

Слёзы блеснули в ресницах...

Очи Младенца живые...

Внук неумелой десницей

Перекрестился впервые...

 

       *     *     *

Годы почти прибежали

В ад, закусив удила,

И в расписные скрижали

Вписаны наши дела.

Мрачен, бездушен и тесен

В пропасть несущийся мир,

Где шоу-бред вместо песен,

Вместо молитвы — кумир...

Вдруг благодатью небесной

Мне озарило жильё...

Господи, ангельской песней —

Свя́тится имя Твоё!

 

       *     *     *      

Добро — это света дорога:

Её могут видеть слепые,

Её могут слышать глухие...

Добро — это заповедь Бога.

 

       *     *     *

Перелить бы злато-серебро

Не в монеты звонкие — в Добро! 

 

Евгений БОРОВОЙ

Поделиться с друзьями: