положа руку на сердце

Последний шанс

Эту историю мне рассказала женщина, с которой мы сидели в очереди к дежурному священнику. Глядя на зеленоглазую моложавую блондинку, светящуюся от счастья, я даже предположить не могла, что некогда…

Последний шанс

— В дни молодости я могла выпить, как все нормальные люди, в праздники, иногда в выходные, — погрустнев, начала изливать свою печаль Ольга. — Однако, в тридцать лет похоронив мужа, успокоение нашла в бутылке. Вначале выпивала с подругой и её мужем граммов по сто, и становилось легче, но день за днём доза требовалась всё большая. Вот уже и утром надо было выпить, прежде чем идти на работу. Потом развернулась борьба с пьянством, и попала в ЛТП. Отбыв срок в полтора года, «вылечившаяся», приезжаю домой. Выхожу второй раз замуж; употреблять начинаем уже с мужем, хотя надеялась, что после такой «передышки» стану не пить, а лишь выпивать, как раньше, «по праздникам». Не тут-то было.

Роман со спиртным у меня прервался вследствие беременности. Муж, узнав, что скоро станет папой, исчез в неизвестном направлении. Его, конечно, понять можно — потерял собутыльника… Промучившись девять месяцев без «допинга», я родила прекрасную доченьку Светлану. И даже целый год была идеальной мамой: кормила ребёнка грудью, ходила к педиатру, делала прививки, гуляла с малышкой на улице. Как оказалось, недолго.

Однажды ночью я проснулась от жуткого желания пива. Сейчас и не вспомню, как дотерпела до утра. Оставив крошку одну, помчалась за бутылкой пива. Совесть в то время ещё не всю пропила, потому вернулась с чувством вины перед Светой. Малышка улыбалась во весь беззубый рот, радуясь, видно, что мамочка, возвратилась быстро. Тогда мне казалось, что за эту улыбку, за эти красивые глазки доченьки я горы сверну, забуду бутылку навсегда. На целую неделю я погрузилась в работу, чтобы не думать о спиртном… Но чувствовала себя неуютно; какая-то неведомая сила тянула меня в алкогольный омут. И я стала готовой уже всё отдать не за ребёнка, а… за бутылку. Сначала бегала в магазин за сидром, потом — за вином. Но лёгкое спиртное скоро надоело (быстро проходил «кайф»), — переключилась на водку. Когда деньги заканчивались, шла в ближайшую пивнушку. Там компаньоны всегда находились. Напившись до чёртиков, еле доползала домой. Бывало, засыпала у подъезда. Хорошо, что со мной жила мама, которая и занималась малюткой. «Свою жизнь гробишь, так ребёнка хоть пожалей!» — пыталась она достучаться до моей совести. Но совесть будто испарилась, освободив место для синдрома вечного похмелья…

Я уже просто существовала — как живой труп, как безликая субстанция. В тот день похмелиться было не за что, не хватило даже сил идти к собутыльникам; собрала последнюю энергию, оставшуюся «после вчерашнего», открыла окно и решила сделать последний шаг — в никуда. Дальше, словно мимолётная вспышка, — пробежала вся моя непутёвая жизнь, на финише которой вместо слова «конец», нарисовалось: «стоп»… Не я удержалась за подоконник — что-то меня удержало. Точнее, Кто-то…

Меня всю затрясло. От стыда за глупо прожигаемую жизнь? От последней, не пропитой капли совести, воззвавшей ко мне, на минуту протрезвевшей, за причинение горя самым близким людям — маме и дочке?.. Он, Кто-то, был благ, всесилен, красноречив!.. Мой испитой мозг вдруг ясно уразумел: это — единственный шанс! Последний!! Где он, — я вспомнила сама: от мамы и Светланочки до моего нетрезвого обоняния часто доходил запах ладана… Я не пошла, а помчалась в храм. Больше всего боялась, что не доберусь вовремя, не успею покаяться. «Вдруг настоятель не захочет слушать меня… Вдруг отправят в дурдом…»

Учусь жить заново

Женщина у свечного ящика внимательно выслушала меня, успокоила и предложила подождать батюшку… Священник долго беседовал со мной… В назначенный день пришла к нему исповедоваться. Я рыдала и просила Бога помиловать меня, хотя сомневалась, что Он может простить столь низко павшую грешницу… И неожиданно почувствовала невероятное облегчение — будто упали чугунные кандалы, тянувшие вниз в течение долгих пятнадцати лет.

С того дня не пью спиртного вообще. Учусь жить заново. Мама призналась, что все эти годы сначала одна, а потом со Светланой ходила в церковь, просила Бога избавить меня от зависимости. Теперь я сама говорю с Богом каждый день, посещаю церковь, читаю Евангелие, каюсь в том, что натворила.

Жизнь стала налаживаться. Работаю на хорошем предприятии, где меня уважают и не напоминают о прошлом. Со Светой мы истинные мама и дочка. Я ценю каждую минуту, которую могу провести с ней. На моём пути, наконец, встретился настоящий мужчина, рядом с которым чувствую себя женщиной, желанной и любимой. От переполняющей радости мне хочется на весь мир закричать: «Жизнь, я так люблю тебя!» И Спасителя, творящего чудеса.

Алина ОСОКИНА

Иллюстрации Виктора САНЬКО

Поделиться с друзьями: