положа руку на сердце

Тихая радость

Ляля стояла, едва держась на ногах, а они, нагло развалившись, сидели на удобных местах. Крепкие, плечистые, синеглазые, как добрые молодцы из русских сказок, они были очень похожи — мужчина и мальчик-подросток.

Они явно ехали с прогулки — в дорогих туристских ботинках и красивой спортивной одежде, с яркими рюкзаками. Выглядели свежо, видимо, подышали, как следует, погуляв в лесу за городом. А у Ляли в активе — восемь часов умственного труда плюс подработка в виде мытья полов в родной конторе. Пять кабинетов, длинный коридор, швабра, перчатки, боль в спине и путь домой с тоскливой злостью на мужчин в медленном караване грязных машин. Гудели ноги, ломило руки, очень хотелось сесть и погрузиться в забытье, но молодцы и не думали уступить место.

Парень хихикал, отец что-то шептал ему, наклоняясь. Периодически отец доставал из кармана куртки большой клетчатый платок и вытирал пот со своего широкого лица — в салоне маршрутки было душно. Длинные ноги подростка, выставленные в проход, затрудняли движение пассажиров к выходу.

— Послушайте, — не выдержала худенькая девушка в красном берете. — Может ваш сын ноги убрать? А то не пройти.

— Не может он, понимаете, — тихо, но с вызовом ответил ей отец. — Парень вновь по-хамски усмехнулся и поднял на девушку пустые глаза.

Кое-как преодолев препятствие, барышня выскочила из автобуса, едва успев проскользнуть в закрывающуюся дверь, а Ляля продолжила про себя возмущаться.

«Измельчал мужик, — думала она. — Двадцать лет назад, в мои студенческие годы, мужчинам было стыдно ехать сидя. А эти здоровые кони сидят и радуются комфорту…» Ей пришёл на ум водитель такси, которое пришлось вызвать чтобы поехать по срочному делу неделю назад. Видный крепкий мужчина охотно поведал о разводе с женой, поскольку супруга постарела и набрала лишний вес. Всю дорогу он похвалялся, как отобрал у бывшей её же квартиру; а теперь у него три молодые подруги на выбор.

«И ты из таких же, — мысленно клеймила Ляля сидящего богатыря. — Всё для себя любимого. И сына подобного себе воспитал»…

Тихая радость

Маршрутка, наконец, вырвалась из пробки, выехав на мост, соединяющий левый берег с правым, и водитель прибавил скорость. Объект лялиной злости расстегнул ворот куртки и аккуратно убрал под свитер выбившийся серебряный крест на солидной цепочке. «Господи! — мысленно возопила женщина. — Ещё и крест нацепил! А в храм, видимо, ходит два раза в год — на Пасху и Рождество, как все “нормальные” люди».

На Лялиной остановке и её «герои» начали вставать. Она вдруг увидела, что плечистый подросток неловко задвигался, заплетаясь ногами и повисая на руке отца. Её будто ошпарило кипятком. Мальчик ковылял к выходу, мужчина почти нёс его. Высокий юноша вертел головой, как трёхлетка, бессмысленно улыбался и невнятно лепетал, почти по-детски. Возмущение и злость Ляли смыло горячей волной стыда.

— Извините, пожалуйста, пропустите, — заученно повторял мужчина.

Ляля выскочила следом за ними, радуясь вечерней темноте, скрывающей её пылающее лицо.

— Ты уж прости, сестрёнка, что я не уступил тебе место, — неожиданно обернулся и промолвил здоровяк. — Гоше стоять невмоготу, а если я стою, он волнуется, может закричать.

— Это вы простите, — еле слышно ответила она. — Вас как зовут? Я о вас молебны в церкви закажу. Вы ведь крещёные?

— Михаил я, а сын — Георгий, — обрадовано ответил мужчина. — Так вы верующая, сестрёнка; как же хорошо-то! А я по глазам понял: вы тоже наша, православная. А мы в храм ходим постоянно, всей семьёй. Гошка у нас с женой вымоленный: долго детей не было, а когда уже не надеялись, Бог его и дал. Такая радость! Каждый день Его благодарим за сына. Слава Богу за всё!

Он неловко махнул большой ладонью, прощаясь, и они медленно поковыляли в сторону девятиэтажек. Ляля смотрела им вслед, и на долю секунды ей показалось, что над головами Гоши и его крепкого отца реют едва видимые светло-золотые крылья. Сердце наполняла неземная тихая радость.

Елена ЕСАУЛОВА

Рисунки Виктора САНЬКО

30.11.2018

Поделиться с друзьями: