положа руку на сердце

Война — внутри нас

Снова слышится канонада,
Страх смертельный завыл вдали...
Здесь слова ни к чему. Не надо.
Здесь от них лишь душа болит...
Помолись на рассвете Богу
О родимой твоей земле...
Дай нам, Господи, сил немного,
Помоги нам в кромешной мгле
Не забыть, для чего мы дышим,
И любовь сохранить в сердцах.
Помоги нам друг друга слышать
И гордыню рассыпать в прах…
Пусть прорвутся любовь и вера
Сквозь кордоны и рубежи!
Помоги, Пресвятая Дева,
И молитвами поддержи!

Война — внутри нас

Как-то вечером эти строки пришли в голову. Всё, что происходит на Донбассе, коснулось и моей души. Я считала и считаю Украину своей второй родиной.

С детства со словом «Украина» меня связывают только светлые ассоциации: большая дружная семья, гостеприимные родственники. И, казалось, так будет всегда. Но вдруг почти по соседству поселилась смерть: война стала нашей современницей…

Невозможно смотреть на этот кошмар спокойно.  Никакие цели не оправдывают таких средств. Там, где брат убивает брата, нет правых. «Алчущия напитай, плачущия утеши, разделенныя совокупи…»  Эта молитва постоянно звучит в сердце.

Донецк был для меня местом, куда хотелось возвращаться. Но теперь вернуться некуда. Семья моей тёти, у которой мы любили собираться, уже почти год живёт в Одессе. Собственный дом едва не стал для неё могилой. Спасло чудо.

В то воскресное утро вся их семья — тётя с мужем и двумя сыновьями-подростками — отправилась навестить бабушку, жившую в посёлке неподалёку от города. День был тихим — на время утихли звуки взрывов — и не по-сентябрьски тёплым. Как хотелось все страхи оставить в стороне!

Бомбёжка началась неожиданно — так всегда приходит беда. Боясь посмотреть в окно, они с тревогой прислушивались к пугающему грохоту за горизонтом, где остался их дом...

Возвращались молча. Полчаса дороги будто растянулись на сутки: то хотелось скорее попасть домой, то развернуться назад и поехать куда глаза глядят. Мальчишки выглядели возмужавшими, словно вмиг повзрослели на несколько лет. Чем ближе к дому, тем страшнее…

Почти год прошёл с того дня, но все детали стоят перед глазами. Подъехав, они увидели пепелище — после попадания снаряда от дома мало, что осталось…

Страшно в один момент остаться без крыши над головой. Но Господь уберёг от гораздо худшего финала — это они осознали сразу.

— Полчаса мы просто стояли и смотрели, — рассказывала тётя позднее. — Нас будто парализовало. А потом — какое-то странное чувство: понимаешь, что всё материальное — наживное; дорога только жизнь, собственная и близких…

Они остались буквально ни с чем, идти было некуда. Помощь предложили родственники из Одессы. Ничего не оставалось, кроме как начинать всё с нуля — за сотни километров от родного пепелища, где тоже не очень-то спокойно. Именно тогда они многое переосмыслили:

— Самое главное — знать, что ты не один. Тогда можно всё пережить. И голод, и холод… За всё благодарим Бога — могло ведь быть и хуже…

Нельзя с этим не согласиться. Когда на месте домашнего очага, выстраданного, обжитого, к которому прикипели и души, и сердца, остаётся лишь воронка от снаряда, понимаешь: война начинается и заканчивается не на поле боя, а в наших душах. И самые ответственные сражения — внутри нас. И если мы не проиграем их, то выдержим всё…

Анастасия МАРЧУК

Поделиться с друзьями: