положа руку на сердце

Все, кого знал, любил — у тебя перед глазами

На девятый день после Пасхи приходит не менее светлый и не менее торжественный день — Радоница. Со светлой грустью. С тихой радостью. Радостью воскрешения. Памятью. Памятью живых о тех, кого уже нет с нами. О родных и близких. О роде своём.

Все, кого знал, любил — у тебя перед глазами

Радоница. До обеда «сеют и пашут», во второй половине дня и стар, и млад идут на кладбище. Идут встретиться с теми, кого уже нет рядом, но чьи дорогие образы память по-прежнему хранит. В этот день никто не плачет. Не скорбит. Каждый несёт в себе светлую радость и надежду: Иисус Христос воскрес — воскреснете и вы, ушедшие в мир иной.

Все, кого знал, любил — у тебя перед глазами

Радоница — это Пасха мёртвых. В этот день всё необычно. Со всех сторон, со всех концов идут, едут родственники, друзья, знакомые. Спешат, торопятся. На кладбище многолюдно. Гул людских голосов плывёт над могилами, растворяясь в небесной выси. В этой разноголосице всё: и радость, и боль, и надежда.

Все, кого знал, любил — у тебя перед глазами

На могилах расстилают скатерти — красивые, вышитые вручную. Такие скатерти передаются по наследству из поколения в поколение. Хранят их в шкафу на отдельных полках и достают только один раз в год — на Радоницу. Зажигают свечи. Садятся рядышком, плечо к плечу. И начинается беседа. Беседа-воспоминание. Вспоминают всех — кто ушёл очень давно и совсем недавно. И память воскрешает лица, голоса. Всё то доброе и хорошее, чем была наполнена жизнь, жизнь ушедших. И грустно. Нет их с нами. И радостно. Были, жили, трудились. Добрую память о себе оставили. Слово к слову — и всех, кого знал, любил — помнишь. Они у тебя перед глазами.

Все, кого знал, любил — у тебя перед глазами

Пущенной стрелой пролетает время. Незаметно подкрадываются сумерки. Да и вечер уже маячит. Солнце собирается на покой, медленно скатываясь за горизонт. Пора по домам. Бережно складываются скатерти. Заботливые руки поправляют цветы. Искусственные цветы. Они простоят до тех пор, пока не появятся настоящие, живые. Свечи давно догорели. И как-то сразу тихо-тихо стало вокруг. Жизнь начинает покидать этот мир — мир покоя, мир печали. Все, кто приехал или пришёл, расходятся. До следующей весны. До следующей Радоницы.

Все, кого знал, любил — у тебя перед глазами

Набегает грусть. Волной накатывают слёзы. Но не время и не место для них. Стоя среди родных могил, понимаешь, что самая важная из всех величайших книг — это книга жизни. И, к огромному сожалению, её нельзя ни закрыть, ни открыть снова. На душе становится легко, приходит осознание того, что «мы не можем иначе познать себя, как в сообращении со своими ближними. Когда-то принимая от них укоризны и досады, яко врачевство своим душевным изъянам…», а сейчас «…укоряя себя за нетерпение, мы должны благодарить их, что через них познали свою душевную немощь, смотрением Божиим», — слова преподобного Макария вселяют веру, что нас простили.

Все, кого знал, любил — у тебя перед глазами

И остаётся надежда, светлая, чистая надежда, которую даёт нам Радоница. Надежда на воскрешение.

…Дорога к храму в этот день особенная — с двойной, а, может, и тройной радостью в душе: Иисус Христос воскрес! После утренней службы прихожане со священником идут на кладбище. Общая молитва в этом мире тишины и скорби рождает надежду — Господь Бог так устроил по падении праотца Адама, чтобы каждый человек родился в мир сей для того, чтобы умереть, а умирал для того, чтобы всегда жить. Помолившись усердно Богу, священник начинает освящать могилы.

Все, кого знал, любил — у тебя перед глазами

Радоница… Светлая память. Память о роде своём.

Валентина ХАМЧУК

06.05.2019

Поделиться с друзьями: