положа руку на сердце

Любуюсь матерями

В пору студенческой юности пришлось заучивать для сценречи стихи о женщинах. До сих пор помню некоторые строки польского поэта Ружевича:

«…Я люблю старых женщин, некрасивых женщин, сердитых женщин. Они верят, что жизнь вечна, они соль земли, кора деревьев, кроткие глаза животных. Трусость и геройство, величие и низость они видят в подлинных размерах, приближенных к нуждам повседневной жизни»…

Тогда они поразили меня своей правдивостью, непривычным любованием неэстетичностью истины. А сейчас, когда я живу в пространстве матерей (молодых и не очень, одно- и многодетных), мне пришла мысль написать признание в любви к матерям, показав их такими, какими не принято это делать. Ведь рекламная мадонна очень далека от истинной мамы.

Я люблю матерей. Измотанных, поблекших, с красными от недосыпания глазами. Потолстевших от родов, с обвисшими животами, с откормившей грудью. Самопожертвование не миф – это реальность материнской доли. Хочет она или нет, а так заведено. Это и радость и боль.

Я люблю матерей. Чересчур суетливых, даже когда дети подрастают. Ведь они привыкли ежесекундно иметь в поле зрения ребёнка, спасая от смертельной опасности. Ведь они ещё там, где надо следить за поведением, за развитием, за здоровьем, за тем, наконец, поел ли три раза в день. Навязчивых и лезущих не в свои дела. Столько лет матери приходится решать за своё дитя, контролировать, отбирать друзей. Просчитывать шаги вперёд. Отвечать за ежедневный выбор. Ей невозможно не раствориться, не пережить боль отрывания и ненужности, когда ребёнок вырастает и «прилепляется к своей жене».

Я люблю матерей. Постоянно рефлексирующих, сомневающихся, оправдывающихся. Ведь, какой бы путь мама ни выбрала, всегда есть сомнение, что это не тот. Вышла на работу, осталась дома, родила одного или десять – всё ставится под вопрос. А кто её судит?.. Но всегда мать виновата.

Опытная мать замедленная, затихшая – ибо она поняла, что не стоит спешить с выводами. Просто наблюдает и живёт здесь и сейчас. Она и хотела бы жить в круговерти, но эпицентр бытия – всегда внутри, на своём месте, а вертится пена. И дети часто рушат все планы. Это божьи часы для мамы – с одною лишь стрелкой, без сбывающихся ожиданий и без прощения прошедших ошибок.

Я люблю матерей. Они скоро приходят к святости. Им столько пришлось простить и взять на себя! Претерпеть унижений. Понять. Покаяться. Ведь родительские ошибки слишком дороги для детей. Кара за них настолько наглядна! Впору начать исполнять-таки эти десять заповедей. Чтоб хотя бы не глупить перед Небом, бия себя в грудь – за что (!?) Ты их наказал?

Я любуюсь пузатостью беременных, их округлости свидетельствуют о вечности, а плавность тяжёлой походки – о величии.

Я люблю матерей в их мученьях родоразрешения. Кто ещё напомнит людям, что человек – не игрушка, и приход его в мир – не шутка. Кто покажет отчаявшемуся или заснувшему от переедания благ человечеству красоту рая и невинность добра, как не прекрасный вечно младенец?

Я люблю матерей. Заплаканных и растерянных в детской больнице. Одиноких матерей детей-инвалидов. С разорванным от горя сердцем настолько, что через него видно небо.

Я люблю матерей, я любуюсь матерями. Матери – горящие жаровни, бурные реки, весенняя земля. Материнская душа порождает великие подвиги и глубокие падения, она легко засевается семенами и быстро даёт плоды. Материнство – опасный путь. Который стоит пройти.

Вероника СЕРДЮК

Поделиться с друзьями: