положа руку на сердце

Милосердие вновь обретённое?

Храм и больница… Когда-то они были близки друг другу. Богадельни, лечебницы при монастырях, сёстры милосердия всего несколько поколений назад служили реальным воплощением идеи милосердия, тем социальным институтом, который нередко брал на себя оказание помощи человеку, попавшему в беду, поражённому недугом старику и немощному калеке.

Но в десятилетия «строительства коммунизма» и священнослужители разделили горькую участь прочей интеллигенции –– как ненужного элемента общества. Поколениям с детских лет внушалось, что наше главное достоинство –– сила (в здоровом теле –– здоровый дух!). Стало быть, никакого гуманизма, никакого милосердия!

А ведь где душа –– там совесть; и она не может существовать без моральных устоев, без художественных, литературных ориентиров, которые на всю жизнь становятся маяками добра и любви. Кто же может быть союзником в поисках утраченного, потаённого добра и духовности, прежде свойственных народу?

Нет сомнения, что в этой важной в духовно-нравственном отношении сфере Церковь приносит большую пользу, ибо милосердие, в её понимании, –– сострадание и верность, являющиеся неотъемлемой частью жизни каждого христианина.

Церковь давно взывала к различным организациям, хотела доказать государству, что во многих делах она не просто попутчик, но ещё и союзник. Однако долгие годы слышала ответ: «Вопрос изучается…» Просто сидеть и ждать?! Священнослужители стали настойчиво требовать своего права на участие в делах милосердия. Голос был услышан в конце 80-х, в так называемый период перестройки. Минздрав наконец разрешил окормлять больницы.

Но прежде батюшки прошлись по больницам, расспрашивая пациентов и их родственников, как они относятся к визитам священников, согласны ли принять помощь верующих. Конечно, терзали сомнения: не испугаются ли многие болящие, увидев в этих визитах плохое предзнаменование? Но отказов не было! Да и не о близком конце говорили батюшки с измученными тяжёлым недугом людьми. Помню день, когда я навещала свою маму в онкобольнице, а к её соседке по палате пришёл священник. Было ощущение, что все тяжёлые пациентки и навестившие их близкие (позже сюда явились ходячие больные из других палат) оказались в добром, беззаботном детстве, в гостях у любимого дедушки, с кем так уютно, тепло и не страшно! Батюшка неторопливо рассказывал о жизни как величайшем даре, за который надо бороться всеми силами души до последнего мгновенья. Подтверждал свои слова примерами из жизни святых. Потом он долго отвечал на вопросы. И на измученных болью лицах появились улыбка, загорелись надеждой глаза…

Но одни батюшки с этой благородной миссией не справились бы. Большую помощь им оказывают сёстры милосердия. На их хрупкие плечи ложится самая тяжёлая работа –– уход за немощным больным. Глядя на них, всегда приветливых и внимательных, задаёшь вопрос: многие ли сегодня способны на подобное милосердие? Вечером после работы или учёбы идти в больницу, кормить тяжелобольных, менять бельё, ухаживать за ними, как родные, близкие люди…

*     *     *

Первое православное сестричество –– Софии Слуцкой –– в Беларуси было создано в 1988 г. по благословению владыки Филарета. Его духовником стал отец Игорь Коростелёв (позже –– священники Виктор Беляков, Игорь Латушко). Стараниями последнего, после того как он возглавил приход в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», появилось второе общество милосердия –– преподобной Евфросинии Полоцкой.

Первой «экспериментальной» площадкой стал Институт травматологии и ортопедии (спинальное отделение). Психологически «новобранцам» было очень тяжело смотреть на людей, которые вчера вели активную жизнь, а сегодня прикованы к постели, и, скорее всего, навсегда. Сначала больные, да и большинство сотрудников больницы, посчитали сестричек монахинями (атеистическое воспитание дало о себе знать): их сторонились, смотрели исподлобья, ждали какого-то подвоха. Но после бесед (о Церкви, почему туда нужно ходить, о Боге), понятных, доброжелательных, недоверие улетучилось. Многие пациенты стали креститься и причащаться. Вскоре даже медики признались, что благодаря сестричкам у пациентов появилось не только желание быть здоровыми, но и полная уверенность в выздоровлении.

Потом сёстры милосердия взяли под своё крыло самые сложные медицинские учреждения: 5-ю городскую больницу, Дом престарелых в Дражне, детский психоневрологический интернат и отделение психиатрической больницы в Новинках, детское гематологическое отделение 1-й городской больницы, Окружной военный госпиталь…

А начинать приходилось с элементарного –– уборки помещений, выноса застоявшихся «уток», мытья и переодевания больных, то есть выполнения самой тяжёлой и грязной работы. Причём под удивлённо-благодарными взглядами страдальцев больных: как можно добровольно и без оплаты нелёгкого труда приходить к ним, если даже сотрудники больниц за деньги едва выдерживают царящие вокруг муки и боль… Далеко не каждый способен на подобное служение. Это под силу людям с большим сердцем, которым Бог даровал милосердие.

*     *     *

Практически в каждом приходе, и не только в Минске, есть сестричества, окормляющие ближайшие к приходам больницы. Сегодня таковых восемьдесят. В Бресте, например, под опекой сестёр милосердия три больницы. Они служат молебны, беседуют с больными, готовят их к Таинствам Исповеди и Причастия, которые совершают священники. Вы бы видели, как ловко они ухаживают за лежачими больными: не поднимая с постели, полностью моют, обрабатывают пролежни, переодевают, перестилают постель! А сколько добрых слов пациентам они успевают сказать за это время, объясняют, что Господь всё видит и обязательно поможет!

Современные сёстры милосердия, в отличие от «первопроходцев», не ограничиваются лишь больницами: их можно встретить в детских домах и приютах, у больных или инвалидов в местах проживания. Посещая своих подопечных на дому, сёстры не только ухаживают за ними, но и приносят продукты, готовят еду, стирают, убирают, занимаются мелким ремонтом квартиры. Кормят бездомных и нищих обедами, приготовленными в трапезной храмов. Конечно, каждый, за кем ухаживает сестричка, получает большую порцию тёплых, проникновенных слов о милости Божией. И эти бабушки и дедушки, о существовании которых забыли дети и родственники, давно считающие, что они никому не нужны, глядя на сестёр милосердия, понимают: Бог помнит всех.

Порой для отчаявшихся больных и их родственников Церковь становится последней надеждой на выздоровление. Именно сюда звонят с просьбой прислать церковную сиделку. Значит, верят и доверяют.

Долго мы считали слово «милосердие» архаичным, изгоняли само милосердие из бренного своего существования. Но оно, слава Богу, не кануло в Лету, а только затаилось, ожидая нашего прозрения. Все ли мы прозрели? Ведь милосердие –– норма человеческого бытия. Возвращаясь к нему, мы возвращаемся к нормальной, христианской, жизни.

Алина ОСОКИНА

 

Поделиться с друзьями: