положа руку на сердце

Околёсица и околицы…

(Рифмы ироничные)

 

*     *     *

Не пашу и не сею,

А пишу и лысею…

 

А пишу и лысею…

 

*     *     *

Дышу — живым. Вхожу я по живому

В предвечный животворный эпилог.

Как повезло живому Боровому!..

Как скромен Автор — Созидатель Бог!

 

*     *     *

Расточая сонмы поцелуев

По чужим бессовестным губам,

У себя любовь свою воруем,

Жертвуя языческим богам.

 

Не найдёшь средь грязных одеял

Вымечтанный с детства идеал.

 

*     *     *

Любовь бывает к женщине,

К салату «Оливье»,

К машине, что завещана,

К шедеврам ателье.

Мне нравятся пирожные,

Вино, селёдка, квас,

Актрисы осторожные

И в профиль, и анфас.

Ещё люблю рапсодии,

В которых старь и новь

И на любовь пародии…

А всё же, что — любовь?!

 

*     *     *

Занавес пал, и неверные свечи

Дружно погасли: спектакль ни о чём…

Правда, звучали и пылкие речи,

Били эмоции щедрым ключом.

Что был спектакль — водевиль, клоунада

Или утопии солнечный дом?

Строили замок, а вышла ограда

Над безымянным могильным холмом…

 

*     *     *

Октябрь иссяк: в предзимнем неглиже

Застыла златопадная природа;

И стало так печально на душе,

Как будто прервалось теченье рода!

И жизнь теперь впадёт в анабиоз

Средь медленной весенней ностальгии,

Пока на окнах пламенный мороз

Ваяет хладом списы панагии…

 

*     *     *

Золотое наследство берёзы

На ноябрьском дождливом ветру

Растранжирилось вдруг поутру,

И остались лишь стылые слёзы…

 

И остались лишь стылые слёзы…

 

*     *     *

Влюбился юноша в мечту,

Но вот беда — избрал не ту:

Остались от романтики

Лишь выцветшие бантики!..

Однако финиш был неплох —

На перепутье встретил Бог!

 

*     *     *

Мои волнительные рифмы

Тебя ласкали много лет,

Они, как солнечные нимфы,

В душе рождали чистый свет,

Благоухали дикой розой

Средь любведышащих полей…

А ты беременела прозой:

«К твоим бы рифмам — сто рублей…»

 

*     *     *

Не остужай души печальной чувства,

Ведь есть любовь как высшее искусство…

 

*     *     *

Очи закроешь — ну, супергерой!

В зеркало глянешь — следы крокодильи:

Словно столетья по лику гурьбой

Тысячелетиями походили…

 

*     *     *

В восемьдесят лет артист народный

Пятый раз женился по любви

На, конечно, юной, стройной, модной…

Реквием так пели соловьи!..

 

*     *     *

Были у нас и любовь, и раздоры…

Ты родила урожай — помидоры:

Вкусные, дивные, сочные,

Слаще любви — не заочные!..

 

*     *     *

Я изобразить бы был рад

Малевича «Чёрный квадрат»…

Но где мне «купить» гениальности —

Сработать в подобной «тональности»?..

 

*     *     *

Природу бросают и в холод, и в жар

Космические приключения…

Теперь и в тебе то дожди, то пожар,

Ведь женщины — не исключения.

Не вечно, однако, ничто под луной —

Ни дождь, ни жара, ни волнение…

Смиряется лишь перед вечной душой

Такое же вечное тление…

 

Природу бросают и в холод, и в жар

 

*     *     *

Держать, говорят, надо ноги в тепле,

А голову — в холоде,

И будет уютно на утлой земле —

В деревне и в городе.

Увы, у меня в голове жар и пыл,

А ноги — холодные:

Я в час предзакатный рассвет полюбил

И песни походные…

 

*     *     *

У нас издревле лишь один изъян —

Произошли от диких обезьян?..

Когда же нам исполнится полвека,

Вполне легко сойдём за человека.

Орангутанги столько не живут,

А ведь и водку вёдрами не пьют!

Хоккеем не увлечены гиббоны —

Не выбиться им явно в чемпионы…

У всех учёных тоже есть изъяны,

У каждого из них своё жнивьё:

Мы не произошли от обезьяны,

А только превращаемся в неё…

 

*     *     *

Вокруг, везде, куда ни плюнь,

Разлёгся солнечный июнь.

Тела лежат, как в шоколаде, —

И сбоку, спереди, и сзади.

Сверкает зеркало воды,

И на песке — следы, следы…

А на следах — бикини, шляпы,

Шезлонги, ножки, чьи-то лапы…

Вдруг мокрый мяч влетел в салат,

Застывши «смирно», как солдат;

В ответ вскипела «пепси-кола»

Своим шипуче-липким соло.

«Ну, вздрогнем!» — вымолвил один,

Поднявший рюмку, гражданин;

И только «вздрогнув», съев калачик,

Вернул он речке шустрый мячик…

Вокруг, везде, куда ни плюнь,

Разлёгся пьяненький июнь…

 

*     *     *

Мои слова и мысли, будто стоны

Твоей истосковавшейся души,

Влекутся в даль, где белые вороны

Вьют гнёзда в неосвоенной глуши.

 

*     *     *

Егора объегорили,

А Мишу обмишурили…

Скажите, ну не горе ли?

А виноват не Шура ли?

 

*     *     *

Тот час наступит — отомрут желанья,

Как мамонты на мачехе земле,

Останутся от них воспоминанья,

Подобные сиянию во мгле…

 

*     *     *

В бороде лицо не видно,

А по лысине — блондин,

Чрево выглядит солидно —

Как осанист гражданин!

Он сегодня при короне:

«Принял постриг» — вор в законе…

 

*     *     *

Одни гордятся бедами,

Другие же — обедами…

Но наступивший ужин

Не всем бывает нужен…

 

*     *     *

И зимой в душе бывает лето,

Как в Москве — «по-Киевски котлета»…

 

*     *     *

Крещение опять взошло бесснежно,

И безморозна снова Иордань,

Где храбрецы, перекрестясь прилежно,

То ль воздают, то ль собирают дань…

И, окунувшись, исчезают прочь,

И канет в Лету медленная ночь.

 

Крещение опять взошло бесснежно

 

*     *     *

Любовь у нас, здоровенька, безгрешна,

Живёт лишь для себя — на расстоянии.

Настанет срок — сильна и безутешна,

Она умрёт в хорошем состоянии…

 

*     *     *

…Лишь могу мечтать я о тебе,

Рассуждать о бренности земного…

В золотосиянном октябре

Канет в смерть и неземное слово.

А любовь — как гаснущий костёр,

Как закат, пылающий недолго,

Что пожар над нами распростёр, —

Отсияет — вот и вся недолга.

И восставят деревянный крест —

Временный — к седому изголовью…

Сколько покосилось их окрест!

Было это некогда любовью…

 

*     *     *

Жизнь моя — воспоминанья о тебе

В череде возвышенных желаний:

Будто соло я играю на трубе,

Не имея к нотам прикасаний.

И беззвучная мелодия стиха

Облачается в волнительные строки;

Но судьба любви и к музыке глуха,

И в стихах немало ей мороки…

И от этой платонической любви

Явятся бездетные же дети:

Ямбы их не потревожат соловьи…

Да и нас не будет уж на свете…

 

*     *     *

В людском разноголосом хоре

Солирует глухое горе;

Здесь нет мелодии любви —

В аду не плачут соловьи…

Несовместимы рок и танго,

Нектар и соль, чеснок и манго.

И только вечная любовь

Соединяет старь и новь.

Но так давно среди печали

Любви мотивы не звучали!

Гремит больной, тяжёлый рок

И обгрызает жизни срок…

 

*     *     *

Дождевой сынок дождёнок —

Непоседливый ребёнок:

Несмотря на зонт, проник

Прямо мне за воротник!

 

*     *     *

Не сбылась ваша снова мечта?..

Не печальтесь, ведь всё — суета…

Улыбнётесь и примете душ —

Это лучше, чем призрачный муж.

 

*     *     *

Ума у жоха — явно не палата:

Лет двадцать… но уже построил виллу…

Кто дом возводит на чужое злато,

Тот тешет камень на свою могилу.

 

*     *     *

У лоха

Всё плохо!

 

*     *     *

На взгорке одуванчики

Сидят, как на диванчике…

 

*     *     *

Опадает с деревьев листва,

Как отжившая суть естества…

 

*     *     *

Сорока, умная слегка,

Напрягши белые бока,

Сказала честно мне: «Пока!»

И — серой жижей свысока!

 

*     *     *

У любви своё обличие,

У любви своё отличие.

Какова по группе кровь,

Такова же и любовь.

 

*     *     *

Как трудно с гениями жить!

Они то редко в озарении,

То часто начинают пить…

Не все, увы, с кем трудно, — гении…

 

*     *     *

Какой сегодня тяжкий день —

Лениться даже просто лень!

 

*     *     *

Жить зачем до девяноста

Без желаний, без любви?..

Умереть «досрочно» просто;

Ты попробуй — поживи!

 

*     *     *

Любовь слепа, но нет сомнения,

Что вскоре брак вернёт ей зрение…

 

*     *     *

А ива пока в пеньюаре

Среди обнажённых дерев,

А осень в предзимнем угаре

Мчит, голые ветви воздев…

 

А осень в предзимнем угаре

 

*     *     *

Ива свисает до самой воды,

Будто теряет сознание:

Хлад ноября оставляет следы

В каждом венце мироздания.

 

*     *     *

Вот строили, строили мы коммунизм —

Остался в анналах лишь неологизм!

 

*     *     *

«Движенье — это жизнь!» — кровать пропела

И снова многотрудно заскрипела…

 

*     *     *

Вот поворот — и финишный отрезок:

Каков он будет — милостив иль мерзок?..

 

*     *     *

С разных нив мы собираем урожай;

Только знать бы: засеваем ад иль рай?

 

*     *     *

В ветхом теле, чуть дыша,

Подвизается душа,

То ли в рай, то ль в ад спеша…

 

*     *     *

Пока распускаются листья тугие,

Деревья бесстыдством сияют нагие.

 

*     *     *

Казаться смелым заяц так старался!

А от него лишь стоп-сигнал остался…

 

*     *     *

Есть право,

А есть права.

Есть слава,

А есть слова…

 

*     *     *

Медвежье мнение:

— Прекрасно пение!

 

*     *     *

Давно уж свое зрение

Я взял под подозрение!

 

*     *     *

И елка новогодняя

Сказала гордо: «Сводня я!»

 

Первоянварская заря

Вздохнула: «Наступила зря…»

 

Из тарелки улыбалась зраза,

Как инфекционная зараза.

 

Против вечера утро

Удивительно мудро!

 

*     *     *

Всю жизнь бревно: «Хи-хи, ха-ха!»

Теперь бревно — одна труха!

 

*     *     *

Опять прославилась блоха:

Вошла для рифмы в ямб стиха…

 

*     *     *

Бывают случаи

Благополучия…

 

*     *     *

Упала раз с насеста

Пернатая невеста.

Явился утром слух,

Что виноват петух:

Не вымыслы сорочьи —

Издержки брачной ночи…

 

*     *     *

Я не засну —

Всё жду весну!

Мне не до сна —

Пришла весна!

 

Я не засну — всё жду весну!

 

*     *     *

Весна — горячая блудница…

Опять ей что-то жарко снится…

 

*     *     *

Осыпалась уже сиреневая цветь —

Весна спешит в объятьях лета умереть…

 

*     *     *

Вчера души твоей незримая рука

До сердца моего дотронулась слегка…

 

*     *     *

Ослабнут кости,

Остынут страсти;

Не надо в гости —

Какое счастье!

 

*     *     *

И страсть почит, рождённая любовью…

И вечность прислонится к изголовью…

 

*     *     *

Судьба влачится в ритме танго

По азимуту бумеранга.

 

*     *     *

Горе и радость — жених и невеста:

Кто будет главным в семье — неизвестно…

 

*     *     *

Околёсица и околица

Меж собой не знакомятся…

 

*     *     *

Любовь, не созвучная жизни мирской, —

Как миля земли и кабельтов морской.

 

*     *     *

Сосед всю жизнь страдал подагрой,

Лечил же он её «виагрой»…

 

*     *     *

Пробегают мимо дни и годы,

Оставляя нам лишь эпизоды…

 

*     *     *

Вьётся жизни колея,

Как гремучая змея.

 

*     *     *

Даже у любви высокой и большой

Столько мелкого бывает за душой!..

 

*     *     *

Наша жизнь полна бемолей

Из больших и малых болей…

 

*     *     *

Утомляет не жизнь, а — грехи,

И рождаются в плаче стихи…

Евгений БОРОВОЙ

Поделиться с друзьями: