положа руку на сердце

Прощеное воскресенье, или Ангелы-бесы…

Оттепель. Малышка у окна ждёт маму. Мама, как всегда, опаздывает. В этот воскресный день они собрались ехать в гипермаркет, чтобы купить на будущую неделю продуктов и чего-нибудь «вкусненького». Да и для школы малышке требуются новые сорочка и брюки.

«А маме на работу…»

Сочетание слов «мама» и «работа» напрягает… Политика отца непонятная, но простая: мол, надумаешь, мать, зарабатывать на стороне, –– кроме алиментов ничего не увидишь. Незачем тебе с моих «чаевых» жировать! Следи за инвалидом!

Ангелы – бесы… ангелы-бесы, ангелы-бесы, ангелы-бесы…

«Папа теперь живёт с другой женой. Два года назад он послал маму к…»

Малышка своеобразно воспринимает ангелов и бесов по простой причине – так встретились будущие отец и мать. На фотографиях школьного концерта мама – ангел, а папа – чёрт. Он был на год старше. Это на фото не заметно. Не запечатлено и окончание представления, когда за кулисами папа втихую вытирал с лица чёрную краску белоснежной ангельской пелериной, закинутой невинной школьницей на ширму. Крик мамы и первый скандал будущей родительской пары тоже остались за кадром. Им тогда было семнадцать и шестнадцать лет. Теперь малышка в возрасте мамы-ангела…

Пришедший на память эпизод из жизни предков оптимизма не вселяет. Казалось бы…

Как вдруг!

«Тьфу ты! Ворона!..»

Наглая птица игнорирует хозяйку, транзитом громко плюхается с крыши на подоконник, каркает в лоб малышке и стремительно слетает вниз.

Взбудораженное сердечко вот-вот вылетит! Есть угроза, что и внутричерепное давление подскочит!

«Потом обморок, и никакого магазина!»

Ангелы – бесы… ангелы-бесы, ангелы-бесы, ангелы-бесы…

Относительно бодрой для больной детским церебральным параличом походкой, лишь неестественно согнув крючком ручку и волоча одну ножку, малышка спешит к шкафчику с лекарствами.

Успела, но одышка наросла! Бухнулась на диван.

Невольно мысли малышки перескакивают на недавно подслушанный разговор матери с подругой-врачом. Та обратила внимание на быстрое увеличение веса малышки и стращала маму, что дело окончится утратой динамической активности и инвалидным креслом. И говорила, что это –– прямая дорога к финишу!

«Лучше бы этот финиш был ещё в роддоме!»

Малышка хмурит брови.

«Надоела мне ваша гимнастика! Надоели мне ваши упражнения! Ноги делай так, глаза этак! Идите вы все!..»

Ангелы – бесы… ангелы-бесы, ангелы-бесы, ангелы-бесы …

Малышка хмурится сильнее.

«И в церковь ходить не могу и не хочу! Чего таскаться туда, где толком не посидишь и ничего не видно. Мама сама не знает, зачем мы пару раз зашли к Богу. Правильно бабушка говорит: «Он в душе –– и довольно». А дед вообще атеист и бегает по утрам кроссы, как жеребец. Мне бы так! Вот на коляске, может, буду туда кататься. Тогда уж всё равно, как время проводить. Главное, чтоб рядом санузел был… Ой, мама пришла!»

Мать входит в квартиру и, не разуваясь, садится рядом с малышкой. Выражение её лица настораживает.

– Что случилось?

Мама обнимает дочь за голову и горько плачет:

– Мне машину побили, а страховка кончилась!

– Уй-й…

Ангелы – бесы… ангелы-бесы, ангелы-бесы,  ангелы-бесы …

«Воскресенье пропало!»

Малышка отворачивается от матери и тупо смотрит в окно.

Мать наплакалась.

– А что ты отвернулась, доченька?

– Так…

– Машина-то на ходу, только битая. Поехали! Да! Сегодня Прощеное воскресенье! Все родные и знакомые извиняются друг перед другом. Прости меня!

Предобморочное состояние малышки быстро исчезает:

– И ты меня, мамочка, прости! Одеваемся скорее!

Машину «долбануло» неплохо. В зад. Но ехать это не мешало.

В гипермаркете малышку устраивает сочетание двух факторов: по другим торговым точкам мотаться с мамой не надо и на долгое хождение денег у них не хватает. То есть головокружение от людского потока, очередей и шума ещё не вытекает в обморок, а уходить уже пора.

Накупились! Малышка держится за тележку и вместе с мамой ожидает лифт.

Вот тебе и на! Из лифта выходит папа с новой пассией. Его жена задирает нос и, растворяясь в толпе, бросает через плечо:

– Александр, я тебя жду!

Отец малышки засовывает руки в карманы штанов, трясёт коленкой, раздувает обрюзгшие щёки и закатывает глаза.

Мама:

– Прости меня, Саша, если чем обидела тебя…

Отец:

– Наличных у меня с собой нет!

Малышка:

– Да, папа, прости нас, за то, что мы у тебя есть!..

Ангелы – бесы… ангелы-бесы, ангелы-бесы, ангелы-бесы …

Матвей ИВАНОВ

Поделиться с друзьями: